Browsed by
Рубрика: ДЛЯ ДУШИ

Жанна Бичевская

Жанна Бичевская


Майя Кристалинская

Майя Кристалинская

Про изменения

Про изменения

Вы можете потратить вечность в поисках истины и любви, понимания и доброты, умоляя Бога и людей помочь вам, и всё впустую.
Вы должны начать с себя. Это неумолимый закон. Вы не можете изменить отражение, не изменив лица. Сначала поймите, что ваш мир — лишь отражение вас самих, и перестаньте искать недостатки в отражении. Обратитесь к себе, исправьте себя ментально и эмоционально.
Физические изменения последуют автоматически.

~ Нисаргадатта Махарадж ~

Время лечит?

Время лечит?


— Время! Вре-мя!!! Ну, где же это «чёртово» Время???
— Ну, я Время. Чего орёшь?
— Чего ору, чего ору! Надо, вот и ору! Ты почему меня не лечишь?

— Я? А с какой стати? Я тебе что, доктор, что ли?

— У меня Душа — вдребезги! Одни осколки!
— Ну, давай, замету, что ли… Могли бы и сами убраться, да уж ладно. Всё, видишь, чисто стало, я потекло дальше.
— Куда? Куда??? А внутри?
— Чего внутри?

— Так это… Внутри тоже надо убраться! Душа же изранена!!!
— Ну, так лечи её, свою душу!
— А ты? Говорят же — «время лечит»???
— Врут. Или ошибаются. Время затягивает, заносит песком. «Пыль веков» — слышал такое? Накидаю сверху, не видно будет… А под этим — всё та же рана. Ещё и загноится, чего доброго.
— Ну, так ты же должно лечить?
— Как, скажи на милость? Аспирином? Мазью Вишневского? Клизмой? Как лечить-то?
— Ну, стирать воспоминания… Очищать от груза прошлого… Растворять старые обиды… Расставлять всё по полочкам? Разве нет?
— Ох и халявщики вы, хомосапиенсы! Всё Вам должен кто-то прийти и что-то сделать. А чего бы самим не попробовать?
— Что попробовать?
— Очиститься от груза прошлого, растворить старые обиды, расставить всё по полочкам. Словом, употребить Время — то есть меня! — с максимальной пользой! Покопаться в себе, навести в Душе порядок, понимаешь… — Ну, ты что!!! Туда же больно лезть!!! Там сплошная рана, до сих пор кровоточит!!!
— Знаешь что? Кровоточат те раны, которым всё время покоя не дают! Тревожат их почём зря. Ты зачем себе раны растравляешь?
— Я??? Я не растравляю! Оно само!
— Само ничего не происходит. Всё время имеется некто, совершающий действия. Или бездействия. Вот ты какие действия совершаешь, чтобы раны залечить?
— Ну… Стараюсь об этом пореже вспоминать. Не думать. Не допускать подобных ситуаций.
— Это каких же? — Ну, не влюбляться… Меня же любовь ранила!!!
— А любви-то хочется, небось?
— Хочется… Только боюсь. Уж очень она больная, эта любовь!
— Любовь не больная. Это рана твоя больнючая. А ты её, наверное, ещё и обидами растравляешь? И гневом напитываешь?

— Нет, ты что! Всё давно забыто, прощено, отпущено!
— А вот и врёшь! Было бы забыто-прощено-отпущено — не болело бы! Где болит — там нарыв, где нарыв — там гнойник, где гнойник — там подавленный гнев, на себя или на других, а чаще — и то, и то. Имей в виду: себя обмануть можно, Время не обманешь. Я всё вижу и всё учитываю.
— Ну, скажи, Время, как можно простить предательство? Или измену? Или смертельное оскорбление? Это же было, было?
— Ага, вот именно, БЫЛО. То есть осталось в прошедшем времени. Там, далеко. А ты уже в этом моменте. Тут всё по-другому. И ты уже другой. Закалённый прошлым опытом, вооружённый знаниями и умениями.
— Но память-то, память, её никуда не денешь?
— А зачем её девать??? Она на то и дана, чтобы не наступить на те же грабли ещё раз. Чтобы на этот раз всё получилось по-другому. Опыт-то тебе на что был дан???
— Ага, вон как… Ну, предположим. А вот скажи, Время, куда девать этот багаж? Ну, предательство, измену, оскорбления? Ведь оно из прошлого так и тащится, так и высовывается!
— Для того и высовывается, чтобы с ним разобрались, проанализировали и отпустили. Кончай обижаться! Понимаешь, обиды — это такая штука едкая, они всё равно что соль на рану, не дают ей заживать, будоражат. — А как не обижаться-то, если обидно?
— Обидно, потому что в точку! В болевое место, значит! Если тебя это не касается — чего тебе обижаться? Так, отскочит, как от стенки горох.
— Предательство отскочит?
— И предательство отскочит. Потому что его не существует.
— Как не существует??? — А никак не существует. Просто тебе чей-то выбор активно не нравится, неудобен он тебе, неприятен, вот ты и голосишь: «Ах, меня предали!» А вообще-то — просто какую-нибудь игрушку отобрали.
— Ах, как у тебя всё просто получается! «Игрушку», видите ли! А если ты на эту «игрушку» полжизни положил???
— Ну и кто ж тебя заставлял? Зачем полжизни на одну игрушку тратить? Ведь с течением времени всё меняется, одно уплывает, другое появляется… Время изменчиво, знаете ли… И Мир изменчив. Потому что я — одна из характеристик Мира.
— И что из этого следует, я никак не пойму?
— Скажи спасибо тому, кто тебя предал или обидел, за то, что вырвал тебя из застоя, внёс изменения, заставил двигаться. Никогда не говори «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!». Опасно это — мгновения останавливать. Время не ждёт! Застой — это смерть. Движение — это жизнь.
— Так, выходит, тебе рану нанесли, а ты ещё и в ножки кланяться должен?
— Да никто никому ничего не должен. Хочешь — обижайся и страдай, раны свои углубляй. Не хочешь — поклонись и дальше иди себе спокойно, сохраняя душевное равновесие. Как пожелаешь, так и сделаешь.
— Слушай, Время! А ты, правда, не лечишь? А то знаешь, мне вот как-то уже вроде легче стало…
— Это потому, что ты сам уже кое-что по полочкам разложил. Как в магазине. Или нет — как в краеведческом музее. А я, Время — экскурсовод. «Обратите внимание, в этой витрине мы можем видеть древние Обиды, буквально ещё до новой эры. Извлечены почти целенькими, засушены, классифицированы, переданы в дар Музею.
А на этом стенде Сосуд Скорби, в настоящее время он пустой, хотя при раскопках был полон под завязку.
Вот эта жуткая тварь в своё время обитала в районе человеческого позвоночника, называется Чувство Вины. Теперь оно в виде чучела хранится в нашем музее…
Идём к следующему экспонату. Бюст Тирана, был низложен и свергнут в Новые Времена.
Галерея портретов Изменщиков Коварных, как видите, их немного, последний был давно, потому что династия быстро пришла в упадок после Первой Позитивной Революции».
Ну и так далее.
А у входа, на почётном месте, портрет основателя и хозяина Музея, то есть тебя, и золотая табличка с твоим именем. Как тебе такой расклад?
— Слушай, Время, а ты, оказывается, креативное! И с чувством юмора!
— А как же! Без креатива и юмора с вами, серьёзными, долго не протянешь…
А я вот от начала веков существую, и ничего, не иссякаю!

— Значит, ты говоришь, что я всё время зря обиды копил?
— Ясно дело, зря! Нужен тебе такой склад боеприпасов замедленного действия? От них же фон похлеще радиационного! Всю жизнь отравляет.
Так что прости всех от Души — и освободись.
— Знаешь, мне уже как-то даже и хорошо. Только вот осадок какой-то остался…
Вроде как себя отругать хочется — чего ж это я раньше не догадался тебя спросить?
— Осадок — это Осуждение. Брось немедленно себя осуждать!

Всему своё Время. Значит, раньше готовности не было, а сейчас нормально, дозрел.

Ладно, бывай! Мне двигаться надо, а то пока я тут с тобой калякаю, для кого-то, может, Время остановилось. — Да, конечно! Надо — значит, надо. Спасибо за науку. Очень ко времени этот разговор случился. А то глупостей всяких во мне было понапихано — мама не горюй!
— Всё хорошо! Глупость — детская болезнь. Сам увидишь, со временем пройдёт.

автор: Эльфика

Карма

Карма

Анна Валерьевна умерла достаточно спокойно. Инсульт произошел во сне, и потому проснулась она уже не у себя в кровати, а в просторной комнате с множеством других людей, как и она, ожидавших увидеть нечто иное. Потолкавшись среди народу и выяснив что к чему и где, Анна Валерьевна протиснулась к большому справочному бюро, которое сначала направило ее обратно в очередь, потом на выход и только с третьего подхода (к вящему удовлетворению Анны Валерьевны, ибо и не таких бюрократов штурмом брали) операционист удосужился пробить ее по базе данных и сообщил:

– Вот распечатка кармы, третий кабинет направо за левым углом – получите комплектацию. Потом подойдете. Следующий.

Анна Валерьевна послушно взяла распечатку, ничего в ней не поняла и проследовала в указанном направлении.
– Карму давайте! – Анна Валерьевна подпрыгнула от неожиданности.
– К-карму?
– А вы можете дать что-то еще? – цинично поинтересовались за стойкой и буквально вырвали из рук Анны Валерьевны распечатку. – Так, карма у вас, скажем прямо, не ахти. Много с такой не навоюешь.
– Я не хочу воевать – испуганно пролепетала Анна.
– Все вы так говорите, – отмахнулись от нее и продолжили, – на ваше количество набранных баллов вы можете купить 138 земных лет человеческой жизни, 200 лет птичьей или лет 300 в виде дерева или камня. Советую камнем. Деревья, бывает, рубят.
– Сто тридцать восемь… – начала было Анна Валерьевна, но ее опять перебили.
– Именно сто тридцать восемь лет стандартной и ничем не примечательной жизни, заурядной внешности и без каких-либо необычностей.
– А если с необычностями?… Это я так, на всякий случай… уточняю…
– Ну, выбирайте сами. Необычностей много. Талант – 40 лет жизни, богатство – в зависимости от размера, брак, честно вам скажу, полжизни гробит. Дети лет по 15 отнимают… Вот вы детей хотите?
– Нет… то есть да… двоих… нет, троих…
– Вы уж определитесь.
– Брак, троих детей, талант, богатство и чтобы по миру путешествовать! – на едином дыхании выпалила Анна Валерьевна, лихорадочно вспоминая чего ей еще не хватало в той жизни, – и красоту!
– Губа не дура! – хмыкнули из-за прилавка, – а теперь, уважаемая Анна Валерьевна, давайте посчитаем. Брак – это 64 года, остается 64. Трое детей – еще минус 45. Остается 19. Талант, допустим, не мирового масштаба, так, регионального, ну лет 20. А богатство лет 20 минимум. Лучше надо было предыдущую жизнь жить, недонабрали лет.
– А вот… – прикусила губу Анна Валерьевна, – если ничего…
– А если ничего, то 138 лет проживете одна в тесной квартирке, достаточной для одного человека и при здоровом образе жизни в следующий раз хватит на побольше лет – отбрили Анну Валерьевну.
– И ничего нельзя сделать?
– Ну почему же? – смягчились за прилавком, – можем организовать вам трудное детство – тогда высвободится лет 10. Можно брак сделать поздним – тогда он не полжизни отхватит. Если развод – еще кредит появится, а если муж сатрап, то авось и талант мирового масштаба сможем укомплетовать.
– Да это же грабеж…
– Свекровь-самодурка карму неплохо очищает, – проигнорировали ее возмущение и продолжили, – можно вам добавить пьяного акушера и инвалидность с детства. А если пожелаете…
– Не пожелаю! – Анна Валерьевна попыталась взять в свои руки контроль над ситуацией, – Мне, пожалуйста, двоих детей, брак лет этак на 40 по текущему курсу, талант пусть региональный будет, ну и богатство чтобы путешествовать, не больше.
– Все? Красоты вам не отсыпать? У вас еще 50 лет осталось… нет? Тогда комплектую… – девушка за прилавком достала кружку и стала высыпать в нее порошки разных цветов, приговаривая себе под нос: «брак сорокалетний, есть, дети – две штуки есть, талант… талант… вот пожалуй так, деньги… сюда, а остальное от мужа еще… Все!»

Анна Валерьевна недоверчиво покосилась на полулитровую кружку, заполненную цветным песком, которую ей протянули из-за прилавка.
– А если, скажем, я талант не использую, я дольше проживу?
– Как вы проживете – это ваши проблемы. Заказ я вам упаковала, разбавите с водой и выпьете. Товары упакованы, возврату и обмену не подлежат! Если вы пальто купите и носить не будете – это уже ваши проблемы.
– А…
– Счет-фактура вам, уверяю, не пригодится.
– А…
– Да что вы все «А» да «А»! судьбу вы себе выбрали, предпосылки мы вам намешали, все остальное в ваших руках. Кулер за углом. Следующий!
Последнее, что успела подумать Анна Валерьевна перед собственными родами, было: «Вот вроде все с моего ведома и разрешения, а такое ощущение, что меня все-таки обдурили». Хотя нет, мимолетной искрой у нее в мозгу успела пронестись мысль о том, что ей интересно, как ее назовут.

автор : Алиса Пермякова

Буддист и депрессия

Буддист и депрессия


Депрессия:
— Ты — ничто.
Буддист:

— Благодарю за комплимент.
Депрессия:
— Твоя жизнь пуста, в ней нет ничего хорошего.
Буддист:
— Если она пуста, то в ней нет и плохого тоже. Выходит, что я свободен.
Депрессия:
— Любви нет. Добра нет. Радости нет.
Буддист:
— Однозначно. В рамках данной реальности существуют лишь навязчивые иллюзии, продиктованные человеческим Эго. Мы сами их творцы.
Депрессия:
— Над этим миром нависло Страдание.
Буддист:
— Но страдания без радости быть не может.
Депрессия:

— Ты умрёшь, так и не осознав Истины.
Буддист:
— Ну, уж это точно не страшно! Ведь впереди ещё столько жизней.
Депрессия:
— Вокруг война, ложь, мерзость и соблазны, Земля погрязла в собственном дерьме. Человечество обречено.
Буддист:

— Космос велик. И что бы ни происходило — это случается во имя вселенской гармонии Наши души — чистая энергия, которая так или иначе, рано или поздно, избавится от мирской тяжести, и растворится в бесконечности небытия.
Депрессия:
— Да ну тебя…

автор неизвестен